Цитаты

«…при взгляде на простор океана что-то откликается у нас внутри. Это вступает в резонанс с его вселяющей трепет глубиной наша внутренняя, столь же безмерная глубина».

«Доверие и предательство — это две неизбежные противоположности … Без доверия нет глубины; без глубины нет настоящего предательства».

«Сомнение — это форма изначальной веры. Наша единственная возможность остаться верными таинству таинств — сохранить неоднозначность».

«Наша психика использует депрессию, чтобы привлечь наше внимание и указать нам на то, что где-то в глубине нас кроется ложь».

«Тревога — это цена билета на жизненное странствие; нет билета — нет странствия; нет странствия — нет жизни».

«Мой аналитик однажды сказал: „Вам следует превратить свои страхи в программу действия“».

«Мужество — это не отсутствие страха. Это ощущение того, что есть нечто более важное, чем то, что вызывает v нас страх».

«…осознав, что мы являемся хрупкими созданиями, цепляющимися за эту вращающуюся планету, падающую в бесконечном космосе и вместе с этим испытывающими благодарность за наше участие в этой великой круговерти,— мы делаем огромный шаг к свободе личности».

«Работа с комплексом в чем-то напоминает попытку освободить старую лошадь, вращающую мельничное колесо. Всю свою жизнь, круг за крутом и день за днем, она изо всех сил вращала тяжелый мельничный жернов. Мы ее распрягли, прочли ей декларацию о правах трудящихся, а проснувшись на следующее утро, увидели, как эта старая кляча снова ковыляет по той же колее».

«Мы никогда не сможем выйти за границы прошлого, пока не сможем выдержать страдания и сказать: «Я — не то, что со мной случилось, а тот, кем я стал по своему выбору».

Дж. Холлис «Душевные омуты»


«Восемь сокровенных мужских тайн:
1. Жизнь мужчины, как и жизнь женщины, во многом определяется ограничениями, заложенными в ролевых ожиданиях.
2. Жизнь мужчины в существенной мере управляется страхом.
3. Феминность в мужской психике обладает огромной властью.
4. Мужчины хранят молчание с целью подавить свои истинные эмоции.
5. Травма является необходимой, так как мужчины должны покинуть мать и психологически выйти за рамки материнского.
6. Жизнь мужчин полна насилия, так как насилию подверглась их душа.
7. Каждый мужчина очень тоскует по отцу и нуждается в общении со старейшинами своего сообщества.
8. Если мужчины хотят исцелиться, им следует мобилизовать все свои внутренние ресурсы, восполнив то, что они в свое время не получили извне».

«Выступая перед женской аудиторией, которая часто задаёт мне вопросы, связанные с мужской психологией, я говорю: представьте себе, что вы утратили контакт с той внутренней, инстинктивной силой, которую всегда считали и своим истинным спутником, и проводником к вашей сущности. Ещё представьте, что вы потеряли всех близких друзей и подруг, с которыми могли поделиться своими проблемами».

«Мужчина-мачо остаётся маленьким мальчиком, как и мужчина, который ждёт, что женщина станет для него матерью».

«Мужчина, фантазирующий о том, что жена бросает его и уходит к другому, мужчина, отыгрывающий свое амбивалентное отношение к близкому человеку, мужчина, срывающий злость на жене, которая не проявляет к нему нужного внимания, мужчина, звонящий по телефону жене с каждой автобусной остановки, контролирующий доходы и расходы, заявляя, что она ничего не понимает в финансах, мужчина с постоянно блуждающим взглядом, унижающий женщин и нападающий на гомосексуалистов, мужчина, пытающийся доставить удовольствие партнеру за его счет,- все эти мужчины еще не покинули родительский дом. Все они по-прежнему находятся в связке мать-сын, не соприкоснувшись со своей душой».

«Избитый мужчина с избитым внутренним ребенком может только избивать других, так как ему никогда не хватает терпения, чтобы рассказать о своей боли».

«Готовность женщин (которая обычно отсутствует у мужчин) рисковать раскрытием своей внутренней истины, вероятно, означает, что они чувствуют себя менее отчужденно. Согласно моим наблюдениям, женщины гораздо лучше переносят развод и потерю супруга, чем мужчины. Возможно, они ощущают себя менее покинутыми, ибо за это время научились устанавливать связь со своим внутренним миром. Совершенно точно можно сказать, что им проще найти поддержку у своих друзей и подруг. После развода или смерти супруги или подруги мужчина чаще перестает следить за своим здоровьем и впадает в депрессию, сидя в темноте с бутылкой или у экрана телевизора. И гораздо чаще он начинает суетиться, чтобы как можно скорее найти ей замену, лишь бы избежать одиночества».

«Хотя современный мужчина может иметь шикарную машину, стоящую в подземном гараже его дворца, стены которого украшены трофеями, свидетельствующими о его победах на рынке товаров и услуг, он интуитивно ощущает свою внутреннюю пустоту, свою боль, свою неизлечимую рану. Каким бы грандиозным ни выглядел построенный им замок, какими бы крепкими ни казались возведенные им защиты, он знает, что господствует над пустотой, а его владения — эмоциональная пустыня».

«Это генетическое вращение рулетки сконструировал тот же бог, которому поклоняются фундаменталисты, заменяющие любовь страхом и притеснением. Гомосексуалисты могут иметь такое же сердце,такую же душу и такое же мужество, чтобы идти в бой, как и их гетеросексуальные братья. Наступило время выйти из убежища мачо и назвать реально существующую проблему: мужчина испытывает страх перед теми, кто служит воплощением их непрожитой жизни. Врагом является не отличающийся от меня гомосексуалист, а страх, что мы не такие, какими заставляет нас быть патриархальность».

«Мужская гиперкомпенсация зависимости в образе одинокого степного скитальца, воплощенного на экране Джоном Уэйном или Клинтом Иствудом, отдает патологией: это может подтвердить каждый, кто находился в обществе такого человека. Мужчины должны принять свою потребность в заботе и внимании. И независимо от того, в ком они видят источник внимания и заботы — в женщине или другом мужчине, им следует признать, что прежде всего они сами отвечают за то, чтобы себя прокормить и о себе позаботиться. Тогда у них появится соответствующее отношение и к страху перед другими людьми, и к потребности в них».

© Дж. Холлис «Душевные омуты»


«Незрелая любовь говорит: «Я люблю тебя, потому что ты мне нужен», а зрелая: «Ты мне нужен, потому что я люблю тебя».

«Если я воспринимаю другого человека поверхностно, то вижу в основном различия, то, что нас разделяет. Если же я проникну в его суть, то увижу нашу общность, почувствую наше братство».

«Земля обетованная (Земля — всегда символ матери) «течёт молоком и мёдом». Молоко — символ первого аспекта любви, то есть заботы и утверждения. Мёд символизирует сладость жизни, любовь к жизни и счастье от того, что живёшь на свете. Большинство матерей могут дать своим детям «молоко», но лишь немногие дают ещё и «мёд». Чтобы давать мёд, женщина должна быть не просто «хорошей матерью», но счастливым человеком, а это — достижение немногих … и по детям, и по взрослым всегда можно сказать, кто из них получал только «молоко», а кто — и «молоко», и «мёд».

«Любовь к кому-то не просто сильное чувство; это также решение, суждение и обещание».

«Если человек способен на созидательную любовь, он любит и самого себя; если же он способен любить только других, значит, он не умеет любить вообще».

«Эгоизм и любовь к себе — не только не одно и то же, но прямо противоположные явления. Эгоист любит себя не слишком сильно, а слишком мало; в сущности, он себя ненавидит.
….
Создаётся впечатление, что он слишком заботится о себе, но в действительности он всего лишь предпринимает неудачные попытки замаскировать и компенсировать своё неумение позаботиться о своём настоящем «Я».

© Э. Фромм «Искусство любить»


«…если…у взрослого или маленького человека появляется возможность осознать, проанализировать, оглянуться на свою жизнь, прочувствовать и понять, то шансы прожить собственную жизнь, воплотить собственный сценарий, озвучить собственную тему увеличиваются. Не так уж важно, сколько вам лет: в сорок можно всё начать сначала, в шестьдесят — продолжать искать себя, в семьдесят — начать отделяться от родителей. Если та родительская модель, по которой вы автоматически продолжали жить много лет, вам совсем не подходила, всегда можно начать жить по своему, даже если жить осталось один день».

© И. Млодик «Книга для неидеальных родителей или Жизнь на свободную тему»


«В каждом из нас тлеет пламя, которое может разгореться. Нас постоянно преследует жажда жизни. Сколько бы нас ни учили сокращать, коверкать и корежить наше бытие, что-то внутри нас стремится расширить горизонты, чтобы обеспечить себе пространство для роста и развития. Нас пугает цена этого роста, мы боимся тех открытых пространств, которые наш взор иногда обнаруживает вокруг; хотим закрыть глаза на собственные возможности.
Изменение, бесконечное изменение. Языки пламени пляшут, обретают причудливые формы, изменяются снова и снова. Мы боимся огня, но мы состоим из него. Мы не можем сопротивляться ему; мы можем лишь ему соответствовать. Когда мы, наконец, покоримся ему, то испытываем облегчение и блаженство.
Быть по-настоящему живым значит быть приговоренным к постоянному развитию, бесконечному изменению. Быть по-настоящему живым значит найти свою идентичность в этом изменчивом процессе, зная, что огонь уничтожит любые стабильные структуры, которые мы будем пытаться построить.
Желания и потребности — горючее для пламени жизни. Мы можем существовать без желаний не больше, чем огонь может гореть без топлива. Если мы хотим жить как можно более полной жизнью, следует как можно более полно знать свои желания и потребности.
Мы состоим из пламени, и его танец — танец нашей жизни».

© Дж. Бьюдженталь «Наука быть живым»


«Настоящая человеческая психотерапия должна праздновать уникальность человечества и каждого человеческого индивида. Мы пламя, а не здания, и не голуби, крысы или обезьяны. Мы изменяющиеся, а не константные. Мы не мраморные статуэтки, но живые существа, растущие — как можно надеяться — по направлению к зрелости. Мы — отчаяние для тех, кто хочет точных прогнозов. Мы — музыка, которая должна быть сыграна в своей собственной манере».

«Мы учимся рассматривать себя как вещи, конкурирующие с другими вещами за хорошие вещи жизни: оценки, продвижение, команды, признание, награды… Список длится и длится. Это главным образом список, основанный на ограниченности: есть только первое место. „Победа это не всё (everything)“, — было сказано. „Это единственное (the only thing)“. Это не так! Проигрыш куда более обычен. Победа — редкость. Проигрыш известен всем и, за очень небольшим исключением, это наиболее частый результат соревнования почти для каждого. Когда кто-то из немногих победителей в итоге проигрывает — что они неизбежно делают — они часто бывают сокрушены (в некоторых случаях смертельно). Так много нашего опыта в том, чтобы быть вещами, проигравшими вещами, вещами, старающимися выиграть; мы так много учимся только побеждать и так мало — проигрывать!»

© Дж. Бьюдженталь «Psychotherapy isn’t what you think»


«Прямой противоположностью любви является совсем не ненависть, а апатия».

Любить — значит открыться как всему положительному в этом мире, так и всему отрицательному — печали, грусти и разочарованию, равно как и радости, самоосуществлению и немыслимой ранее остроте сознания».

© Р. Мэй «Любовь и воля»


«Очень часто, на поздних фазах психотерапии, клиент отмечает: несмотря на то, что он или она раньше знала, каково это — чувствовать себя „круто“ или быть „в хорошем настроении“, общий душевный покой, который постепенно устанавливался в процессе лечения, является чем-то, что он или она не могли прежде даже вообразить. Так же, как оргазм непредставим для тех, у кого нет сексуального опыта, или трепет рождения ребёнка невообразим, пока не станешь родителем, истинное спокойствие эмоционально непостижимо для человека, который довольствуется временными вспышками ликования».
«Мы все демонстрируем более зрелую динамику, когда чувствуем себя понятыми».

«Аффекты — это мотиваторы. Связывая чувства с опытом, мы часто находим эмоциональный ресурс для решения проблемы, которая до того казалась безнадёжной».

«Недоедающий человек, который сидит на одной овсянке, может знать, что что-то идёт не так, но у него/неё нет концепции салата».

«В длительной терапии и в психоанализе один из мотивов изменений, обсуждение которого я редко видела в аналитической литературе, это тот факт, что пациент в конце концов начинает смущаться, досадовать и даже скучать, слушая самого себя, снова и снова описывающего одно и то же. Через некоторое время легче становится попробовать что-нибудь новое, чем возвращаться к своему терапевту и признавать, что ты ещё раз отыграл тот же старый паттерн. Называние и описание центрального „невроза“ ad nauseam в присутствии свидетеля твоей иррациональности, приводящее в конце концов к чувствам скуки и раздражения, делает риск нового поведения более предпочтительным, чем мучительное повторение».

«Последнее время я вижу больше и больше людей, которые приходят ко мне с тревогой или депрессией, или тревожным расстройством, или чем-то из оси I, и я слышу из их историй, что они не живут нормальной жизнью. Они добираются полтора часа до работы. Они находятся на работе с 8 утра до 7 вечера. Они едва ли видят собственных детей.
Они стараются заботиться о доме, о даче, о паре детей, о яхте — если это люди с достатком — о престарелых родителях, о собаке. И их просто несёт. Культура говорит им, что они должны быть счастливы таким способом. И, конечно, это не нормальная жизнь. Это просто безумие».

«Я думаю, вся эмпирическая литература о том, что эффективно в психотерапии, приходит к значимости отношений и личности. И когда вы говорите об отношениях или о рабочем альянсе, вы говорите о двух сторонах, формирующих привязанность друг к другу, которая суть просто причудливое слово для любви. Она определённо включает ненависть и все остальные аффекты, но это долг. Это род преданности, характеризующей отношения, в которых кто-то может расти. И мы не слишком много об этом говорим. Есть несколько теорий об этом, но они сентиментализированы. Вы не можете решить, что вы собираетесь полюбить кого-то ради их здоровья, но если вы создаёте по-настоящему подлинные отношения с кем-то и стараетесь быть честным с ними, с собой и помогаете им взрастить их честность с самими собой, вы говорите об отношениях, которые характеризуются любовью. Вы принимаете их такими, какие они есть, включая их тёмные части. Они терпят вас таким, какой вы есть, включая ваши ошибки и промахи. И это звучит для меня как любовь».

© Нэнси Мак-Вильямс «Psychoanalytic case formulation»